Предложить тему

Мировой рекорд наедине с Байкалом. Часть вторая

8 минут на прочтение

В марте 2021 года Иракли Удзилаури первым в мире пересёк скованный льдом Байкал. С трудностями пришлось столкнуться в первый же день. Начало путешествия читайте в выдержках из дневника Иракли.

День шестой. Главная ошибка путешествия.

Утром поговорил с радиоведущей из Улан-Удэ, проехал 5 км вдоль берега и оказался в посёлке Турка. Уточнил в МЧС состояние льда вблизи Ольхона — в северной части лёд 5-10 см, нужно ехать максимально осторожно. «Вы смелый человек или безрассудный. Ехали бы вы вдоль Бурятии», – сказал мне оператор.

Разузнав у местных дорогу на Ольхон, я пришёл в некоторое замешательство. Кто-то говорит, что не нужно ехать сейчас, что надо было на неделю раньше приезжать, потому что уже неделю как потепление и днём температура выше нуля. Кто-то рассказывает про дорогу во всех подробностях и рисует на бумажке, куда ехать. Голосование в инстаграме ничего не решило, подписчики разделились поровну: 43 голоса за то, чтобы ехать по льду, 43 за асфальт. Я не знаю, что мне делать. Подо мной 30-50 см льда, но я вижу и 5-10 см воды сверху. И тут я понял главную ошибку своего путешествия.

Я продублировал все важные вещи, предусмотрел все детали, но я не сделал самого главного — я не взял никого с собой. Товарища, друга, напарника, особенного человека, которому доверяешь. Если я окажусь в бессознательном состоянии на акватории, например, то в радиусе 25 км нет никого, кто подаст сигнал ракетницей, кто позвонит по спутниковому телефону — я один.

Часа три я провёл в размышлениях, и уже сейчас могу сказать — слушайте только своё сердце, и тогда всё получится. Я послушал мозг и принял решение не пересекать озеро, доехать до Улан-Удэ по асфальту 650 километров, а дальше до Иркутска на поезде. Я даже чуть не купил билет на поезд — настолько я отрёкся тогда от этого путешествия.

Выехав на асфальт, я записал видео для себя, что когда-нибудь всё-таки вернусь сюда и точно пройду этот путь. Через 5-10 лет, но это точно произойдёт. Ближе к вечеру, доехав до деревни Гремячинск, передо мной возникла очень привлекательная надпись «шаурма». Пауза мне не помешает, подумал я.

Меня встретил здоровый, небритый мужчина. Он указал мне на стол. «Там же уже сидят люди», – удивился я. «Давай-давай, пойдём, с нами покушаешь», – парировал он. Стол был накрыт в лучших традициях Кавказа. Все три человека за столом оказались грузинами, а как узнали, как зовут меня — там и началось всё веселье. Мне сразу сказали, что сегодня я никуда не еду и остаюсь ночевать в гостиничном комплексе, хозяин которого так удачно был со мной за одним столом. Несколько часов мы ели, разговаривали о Грузии, пили, на тот момент я ещё был намерен ехать в Улан-Удэ, поэтому поднимал свой стакан исключительно с соком или газировкой, как в детстве.

После застолья мне удалось подвести промежуточные итоги, и каким-то образом решилось, что завтра я возвращаюсь обратно и продолжаю маршрут. Я был поражён, чувствовал, что нашёл силы и хочу закончить начатое. Пусть даже и не уложусь в 10 дней, но я просто обязан сделать это сейчас. Ведь столько всего было проделано, столько людей помогли мне в подготовке и теперь ждут, что я проеду до конца.

Чем больше опасностей за спиной, тем безопаснее жизнь впереди. Я порядком устал, но не сдался. Я победил лень, страх и завтра буду дерзать дальше.

День седьмой. Байкалу нужны герои.

Утром поехал в обратную сторону, в посёлок Турка, дорога на Ольхон начинается там. По дороге встретил билборд с текстом «Байкалу нужны герои. Этот человек ты!».

Байкалу нужны герои

Накануне скачал плейлист с кавказскими песнями. Еду, кричу незнакомые песни и тут же задыхаюсь от недостатка воздуха и плотно прижатой балаклавы. Но доволен, еду навстречу новым приключениям.

Приехал на точку, где прервал путь вчера. Ещё больше воды на льду. Первый час двигался вдоль берега по дороге на юг с северным ветром. Так легко ехать, когда даже лёгкий ветер в спину, но через некоторое время мне придётся ехать ему навстречу, когда объеду торосы. Так и случилось. Следующие 6 часов я ехал исключительно с встречным, лёгким ветром, который сильно выматывает. А тут я ещё и без баффа остался, скорее всего оставил в гостинице. Думал, что меня продует, но благодаря пуховику удалось этого избежать. Благо взял тот, у которого капюшон можно легко надеть на каску.

Немного погодя я увидел машину, которая двигалась навстречу. Первую за день. Помните человека, который рисовал карту зимника? Он и был за рулём. Павел рассказал об армейских палатках, которые он оставил на льду, и разрешил в них переночевать.

В этот день я первый раз увидел чистый лёд Байкала без снега. Семь дней я мечтал его увидеть. Лёд стал мутным, пористым и таким ровным — едешь, как по асфальту, просто сказка.

Байкал чистый лёд

Ближе к вечеру я нашёл палатки. В одной комнаты, а в другой кухня, газовая плита, столы, спутниковый интернет и ящик со сладостями. Даже не верится, что такое возможно прямо на озере. Даже захотелось остаться здесь ещё на пару дней.

День восьмой. Ветер, яма, медовик.

Просыпаться утром на Байкале далеко от берега — кайф. До Бурятии тридцать километров по прямой, до Ольхона около восемнадцати. Выходишь из палатки с музыкой, а вокруг никого. Всё белое, солнышко светит, и ты будто в космосе.

Чистый лёд за ночь замело снегом. Двигался не очень хорошо, местами приходилось идти. Но добрался до Ольхона, очередная победа. Мурашки по спине побежали, какой-то сильный остров, не понимаю в чём дело, но состояние странное.

Добравшись до последнего посёлка Узуры, я решил не рисковать и ехать по острову, не по льду, как и говорило МЧС. А по острову уже до Хужира. По пути встретил местных, рассказали про Хранителя Байкала — заехал, очень красивое место.

Дальше по грунтовке, асфальта на острове нет, по очень грязной дороге с большими перепадами высот. В гору приходилось идти, педали крутить тяжело, вниз тоже пешком, потому что фикс как локомотив, несётся и его не остановить.

Удивительно — ночью был снег, а на острове его нет, самая настоящая весна вокруг. Как мне сказали, это потому, что на острове постоянные ветра, и снег всегда сдувает в море. В Хужире вышел на лёд и ехал по малому морю. Ехал всю ночь — по прогнозам был сильный ветер в спину, и упускать такой момент нельзя.

Очень легко крутить педали, дорога отличная, накатана до льда, еду быстро, а в колонке кавказская музыка. Внезапно прямо передо мной выросла огромная яма на льду. Я успел только привстать с седла. Сильный удар. Останавливаюсь.

Посмотрев на колесо, я увидел, что треснул обод, спицы ослабились, но камера оказалась не пробита, а восьмёрка не сильная. Смотрю на яму, а она 10 см в глубину. Ужасно расстроен, понятия не имею, что делать. Надеюсь, обод выдержит до конца.

Яма Байкал

Аккуратно добираюсь до посёлка Сахюрта. Конечно же в ночь я никуда не еду, но нахожу единственный открытый магазин. И вот как нужно поступать, если чем-то расстроен: заняться спортом, либо поесть. Спорт уже больше недели, поэтому я купил медовик и вышел на берег. Сильный ночной ветер я пропустил.

День девятый. Кто самый крутой на Байкале.

Ещё одно утро, затянутое облаками. Ветер на сегодня 15 м/с и дует в правое плечо. Местные при 10 м/с уже не выходят в море. Но мне нельзя ждать. План такой: выезжаю в Ольхонские ворота и буду двигаться максимально близко к берегу. Там скалы 30-50 метров в высоту, что может спасти от ветра, но в районе деревень пологий берег, вот там может снести. Так всё и было. Весь день ветер был со стороны правого плеча.

Если вы спросите меня, кто самый крутой на Байкале, то я отвечу: самый крутой на Байкале ветер. От него зависит всё. Ветер задувает в лицо и всё усиливается, идёт нагрузка на ноги. Я еле-еле начинаю крутить стоя, ветер ещё больше усиливается, я останавливаюсь, чтобы переждать этот порыв, ставлю правую ногу на лёд, левая на педали. А он не унимается и я начинаю катиться уже назад. Потом, словно кто-то на берегу нажимает кнопку, ветер резко выключается. Потом этот кто-то нажимает на другую кнопку — ветер с такой же силой начинает задувать уже мне в спину.

Тающий Байкал

Только к вечеру облака разгулялись, вышло солнце и ветер стих. Через три часа оказался в Бугульдейке. Там же остался на ночь и поговорил с местными. Спросил, где можно поставить палатку, чтобы с бродячими собаками не было особых проблем. А то именно в этой деревне их было много. Но в итоге мне предложили попробовать омуля (рыба такая), и я остался ночевать у новых знакомых. Это последняя ночь, когда я могу выспаться в этом путешествии. Завтра буду добивать до конца.

День десятый. Последний.

Предпоследнее утро, завтракаю, собираюсь. А в семье, которая меня приютила, был мальчишка лет шести. Я не знаю, чем он мне запомнился, но я даже спросил разрешения его сфотографировать. Всё время, что я был в гостях, он смотрел на меня такими глазами. Может быть, он тоже хочет путешествовать? Может быть, ему понравился мой велосипед и снаряжение? Не знаю, но смотрел он прямо в душу. Уверен, он такой же мечтатель, как и я.

Прогноз ветра на день и ночь идеальный — 10 м/с в спину. Последний рывок. Лёд чистый. Попадались окна с гладким льдом, который был на всей акватории всего две недели назад. Когда заезжаю на них, на заднем колесе чувствуется, как зацеп становится меньше. Спереди четыре ряда шипов, сзади два, а когда едешь по мутному льду, он держит, как асфальт. Поэтому пока не знаю, что выбрать: красивые фото с гладким льдом или уверенную езду на протяжении четырёхсот километров и трёх суток. В этот день впервые встретил велосипедистов. Два парня катались по окрестностям, в районе четырёх часов вечера они догнали меня, и мы проехали вместе около двадцати пяти километров. Насколько легко было крутить педали с кем-то. В очередной раз я убедился, что нужен компаньон.

Последняя ночь. Всё или ничего. Проехал около часа, начались снежные перемёты. Один был с трещиной внутри — ехал на скорости, колесо застряло и я лечу через руль, лбом об лёд. Первый, единственный, но очень важный момент, когда каска действительно помогла в этом походе, а не просто мешала.

Дальше был самый страшный момент за все путешествие — я услышал настоящее дыхание Байкала. Полнолуние, облаков нет. Последних рыбаков я проехал около десяти километров назад, а до обсерватории в Листвянке все двадцать. Вокруг никого нет. Почти всю ночь дул ветер, но иногда был штиль. И тут я услышал, как дышит Байкал. Это очень похоже на гром, который случается не вдали за горизонтом, а прямо под ногами. И его очень хорошо слышно, как и вибрацию, которая бежит под тобой. Страшно, очень страшно было. Я знал, что подо мной толстый лёд. Но сам факт, что там что-то живое происходит, поражает. Это происходит каждую минуту, меня бросает в жар, мурашки по спине бегут, я кричу, ругаюсь матом, чтобы выразить эмоции. Так и прошла вся ночь. В страхе, как в космосе, но это было невероятно красиво.

Наедине с Байкалом

В районе часа ночи я добрался до Листвянки и сделал последний рывок уже к Слюдянке. Не верилось, что это конец, что горы сужаются и это юг озера. Я ещё не понимаю, что произошло за эти десять дней. Выхожу на берег и кричу «ДА!». Становится как-то грустно, потому что это приключение закончилось, я сделал, что хотел, и теперь не знаю, что будет дальше.

Но дальше — больше. На самом деле, это никакой не финиш, потому что финиша в принципе не бывает. Ты можешь достичь чего угодно. Быть кем угодно. Любое приключение меняет тебя. Надо искренне мечтать, и тогда всё будет. Когда я начинал мечтать об этом путешествии, у меня была только рама от велосипеда, а сейчас я уже прошёл этот поход. Исполнил свою мечту и буду воплощать следующую. Ведь я мечтатель. У нас так принято.

Насколько полезным был этот материал?

Комментарии

Войдите, чтобы оставить комментарий